nansyenspb: (Default)
Книга "Убей убийцу!". изданная в Ленинграде в 1944 году - по-моему,я ее не фотографировала раньше? Простите,если вдруг повторяюсь...Эту книгу сохранила моя мама.В 1944 году ей было 11 лет. Мама перенесла дистрофию,в 1943 году была контужена при артобстреле,когда снаряд разорвался рядом с их домом.Все страшное она видела и запомнила...




Read more... )
nansyenspb: (Default)
Шла я по городу,а кое-где даже не тропинки в снегу,а просто цепочки ямок--следов;я шла и думала--а как же тогда,в блокаду? Это мне в моем легком и теплом синтепоновом одеянии и то тяжело,это мне-- после сытного завтрака...а тогда--как тогда?...Читала у Лихачева,как на него ругалась на заснеженной блокадной улице незнакомая женщина--он раздражал ее своим медленным шагом...Все тогда медленно ходили...И слабая тень того зимнего бездорожья--нынешнее городское бездорожье...Но ассоциируется...А еще я вдруг вспоминаю,как мама все хотела весной 2004 года писать мемуары о блокадном детстве--она все надеялась,что поправится,а сама уже худела,как дистрофик--не могла уже даже свою "панкреатитную" диету усваивать...А мадам губернатор подарила от щедрот своих пожилым блокадным детям по коробке шоколадных конфет (многие уже и не ели такое)...Я может быть и повторяюсь-писала,возможно,как старушки завалили этими коробками участковую докторшу--та уж отмахивалась...Так что гоните меня от компа--я сейчас клавиатуру подмочу не кофием--слезами.
nansyenspb: (Default)
Эту песню написал сосед моих предков (и "однофакультетник" моей тетушки) уже по послевоенной жизни на том самом "углу Знаменской и Спасской".Мои любили Евгения Клячкина,разумеется.называли только Женей...мама горевала,когда он утонул ...Так что сегодня я вспоминаю очень близкую душу...

ВОЗВРАЩЕНИЕ
http://a-pesni.golosa.info/bard/klatchkin/vozvrasch.htm

Евгений Клячкин

Осенний город погрузился в дым,
и горожан как будто размело.
Здесь не о чем и незачем двоим -
мне одному и пусто, и светло.

Вот, кажется, знакомый поворот -
зачем я оказался за углом?
Скрипит калитка крашеных ворот,
и вот передо мною отчий дом.

Я сквозь асфальт булыжник узнаю
и дровяные склады над травой,
я поднимаюсь в комнату мою -
твое лицо мерцает надо мной...

Ах, ради Бога - просьба не вставать,
не прерывать из-за меня дела...
Скрипучая железная кровать -
я точно помню, где она была.

Ну здравствуй, мама. Что там наш буфет?
Отец на фронте - в доме тишина.
И печь, как лед, и хлеба тоже нет.
Да-да, конечно, - это все война.

Ты плачешь, мама, - младший сын седой.
Ну что же плакать - внучке в институт.
Лишь ты одна осталась молодой,
ну а для нас, живых, года идут.

Я помню год и месяц, даже день,
твое лицо, сухое, как пустырь.
Из нас двоих остаться мог один,
и этот выбор совершила ты.

Я должен знать, свой провожая век
и черпая из твоего огня,
что прожил эту жизнь, как человек,
и что тебе не стыдно за меня.

Вы говорите - длинный разговор.
Я понимаю - вам пора ко сну.
Да-да, конечно, выходя во двор,
я непременно эту дверь замкну.

Вечерний город зажигает свет.
Блокадный мальчик смотрит из окна.
В моей руке любительский портрет
и год на нем, когда была война.

20-21 октября 1974

Другой поэт--тоже из блокадных детей...

http://www.bards.ru/archives/part.php?id=31298

Александр Городницкий

В том далёком году сорок пятом,
При наградах, в бинтах и в пыли,
Возвращались с победой солдаты,
Что от смерти Европу спасли.
Возвращались к пустым пепелищам,
Что оставила дома война,
К тем базарам, жестоким и нищим,
Где правеж свой вершила шпана,
К коммунальным холодным квартирам
И к колхозам своим крепостным.
На картошку меняли мундиры,
Приходило похмелье, как дым.
На вокзале рыдала тальянка,
Неотложные ждали дела.
А гражданка - жила как гражданка,
И обратно к себе не брала.
Не поймешь ее злую природу,
В дорогие вернувшись места,
Не возьмешь ее, подлую, с ходу
Заклинающим криком: "За Ста..."
Возвращались с победой солдаты,
По дорогам чужим проходя.
И Христос, над просёлком распятый,
Плакал вслед им слезами дождя.
И в погонах ещё золочёных,
Все делились той давней порой
На охранников и заключённых,
Рассчитавшись на "первый-второй".

АЛЕКСАНДР ГОРОДНИЦКИЙ

* * *
Отца никак не вспомню молодым:
Все седина, да лысина, да кашель.
Завидую родителям моим,
Ни почестей, ни денег не снискавшим.
Завидую, со временем ценя
В наследство мне доставшиеся гены
Из жизни, недоступной для меня,
Где не было обмана и измены.
Безропотной покорности судьбе,
Пренебреженью к холоду и боли,
Умению быть равными себе
И презирать торгашество любое.
Они, весь век горбатя на страну,
Не нажили квартиру или виллу,
Деля при жизни комнатку одну,
А после смерти - тесную могилу.
Чем мы живем сегодня и горим?
Что в полумраке будущего ищем?
Завидую родителям моим,
Наивным, обездоленным и нищим.

На самом деле я выбрала не очень известные и не "парадные" тексты.

Profile

nansyenspb: (Default)
nansyenspb

March 2014

S M T W T F S
       1
2345 6 7 8
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 12:44 am
Powered by Dreamwidth Studios